Елизавета Боярская сыграла русскую поэтессу Марину Цветаеву в спектакле «1926», премьера которого состоялась 25 января. Новая прическа звезды очень удивила ее преданных поклонников, ведь Елизавета не из тех, кто проводит эксперименты над своей внешностью.

Елизавета Боярская сыграет Марину Цветаеву в спектакле «1926»

«1926» Премьера! Драматическая интерпретация переписки Марины Цветаевой и Бориса Пастернака

25 января, 20.00 Малый зал имени М.И.Глинки Филармонии им. Д.Д. Шостаковича ( Невский пр., 30)

Елизавета Боярская и Анатолий Белый воплощают на сцене перипетии одного из величайших платонических романов XX века. Сюжетом мультимедийного музыкального спектакля «1926» стали отношения Марины Цветаевой и Бориса Пастернака, а также фрагменты поэмы . Впервые будет осуществлено драматургическое воплощение текстов этих писем. Третий герой — скрипач и контратенор Дмитрий Синьковский. Российская премьера спектакля состоится в Петербурге .

Переписка, начавшаяся с взаимных слов восхищения одного поэта — другим, очень скоро переросла в настоящую страсть. В обжигающем диалоге Цветаевой и Пастернака, в сотнях, отправленных друг другу писем, чувственное неотделимо от творческого. Сами эти тексты — настоящая поэзия, вязь метафор, интеллектуальное удовольствие. Драматург и режиссер Алла Дамскер сплела из тонкой эпистолярной канвы реальных писем драматургию спектакля «1926». Лучшие драматические артисты бережно и страстно воплощают ее на подмостках.

«Я люблю поэзию 60-х годов, Серебряного века, но Цветаева для меня всегда занимала особое место», — рассказывает Елизавета Боярская.»Мне всегда нравилось ее колоссальное отличие от других поэтов: ее экспрессия, неистовость, ее какая-то космическая одаренность — действительно, полное ощущение, что это не человек, а сверхъестественное существо — ее неприкаянность, ее сложнейшая судьба. Она никогда не боялась экспериментировать ни с размерами, ни с рифмами: ее почерк в поэзии совершенно уникален, ни на что не похож. Плюс ее масштаб личности и ее эпоха. Все это делает ее для меня очень притягательной личностью, которую мне было интересно примерить на себя. Не просто читать ее стихи, а — подчеркну — примерить на себя. Это было принципиально важным».

Читать еще:  Средства для волос

Два гения четырнадцать лет разговаривали друг с другом письмами, вся призма человеческих чувств и переживаний в этой переписке, и их невозможно передать без музыки. Звучание живого инструмента становится одним из важнейших смыслов спектакля, обнажает психологический подтекст происходящего.

В магическом пространстве спектакля 3D-проекции-видеомэппинг сочетаются с тембром инструмента. Партия сольной скрипки отдана знаменитому скрипачу-виртуозу Дмитрию Синьковскому. Скрипка одновременно становится голосом незримо присутствующего немецкого поэта Райнера Марии Рильке . Человека близкого, созвучного, важного — и для Цветаевой, и для Пастернака, они считали его сердцем поэзии, он умер в последние дни 1926 года. Их письма к нему — важная часть спектакля, углубляющая оптику этой драмы.

Подбор музыкальной партитуры отдельная линия спектакля, подготовленная композитором Алексеем Курбатовым , включает его собственные произведения, а также сложнейшую первую часть сонаты Бартока, шедевры Баха , Изаи, Берга , Пендерецкого, Шостаковича, Пьяццоллы и других.

Незримая нить связывала двух величайших поэтов, разнесенных . Более 10 лет их переписка, то угасала, то снова вспыхивала, приобретая новый уровень накала. За это время изменились их жизни, сменились эпохи — а все мечты и попытки о встрече заканчивались неудачей. Это мультимедийная, музыкальная и драматическая история любви и смерти рассказанная одними из лучших артистов двух столиц.

Автор идеи и художественный руководитель проекта — Валерий Галендеев , художник-сценограф — Глеб Фильштинский, художник по костюмам — Алина Герман. Спектакль создан Фондом поддержки музыкального образования продюсерами спектакля «Неизвестный друг» с участием Полины Осетинской и Ксении Раппопорт , Международного скрипичного фестиваля Violinfest, проекта «Желтые звезды».

Коллеги, будем признательны вам за анонсы, в приложении копия релиза и фотографии авторства Стаса Левшина

Елизавета Боярская рассказала о работе над спектаклем про Цветаеву и Пастернака. ЭКСКЛЮЗИВ

В рамках программы «Культ личности» корреспондент телеканала «МИР» Нахид Бабаев пообщался с известной российской актрисой Елизаветой Боярской.

Успеваете ли вы сейчас? На все ли хватает время?

Боярская: В принципе, я все успеваю. В своей жизни я оставила все самое главное – семья, время для моих двоих сыновей и работа. Сейчас я работаю над музыкальным спектаклем «1926», премьера которого состоится 25 января в филармонии имени Шостаковича. Этот спектакль основан на переписке поэтов Марины Цветаевой, Бориса Пастернака и Райнера Марии Рильке. Это такая мультимедийная постановка, в которой звучит музыка. Замечательный скрипач Дмитрий Синьковский будет солировать. Кроме того, действительно интересное художественное оформление в виде 3D-мэппинга и собственно переписка поэтов, которую мы будем озвучивать вместе с Анатолием Белым.

Читать еще:  Этой весной звезды не перестают удивлять самыми неожиданными перевоплощениями. Очередь смены имиджа дошла и до роковой красотки Беллы Хадид. Модель отказалась от темного оттенка и вернула свой естественный цвет волос — грязный блонд, о чем поспешила сообщить в своем микроблоге.

Спектакль называется «1926». Насколько я помню, переписка длилась 13 лет – с 1922 года. Почему выбрали именно 1926-й?

Боярская: Выбрали по трем причинам. Во-первых, литературное пространство и у Пастернака, и у Цветаевой настолько богато, что нужно было остановиться на чем-нибудь одном. Мы выбрали как литературную основу поэму Цветаевой «Крысолов», которая была создана в 1926-м. Она лежит в основе поэтической канвы постановки. Кроме того, это такой острый момент в жизни Пастернака и Цветаевой – она в эмиграции, он здесь, в неблагополучном для себя литературном состоянии. У него все время возникали проблемы с цензурой и так далее. А она живет в глубокой нищете в эмиграции. Единственное, что их вдохновляло, что поддерживало ту высоту, которая им предназначалась, по сути, это как раз переписка, когда они, вникая в нее, взлетали куда-то ввысь. Из быта и проблем они возносились в сферу, в которой они по-настоящему чувствовали себя нужными, талантливыми, глубокими людьми. Кроме того, для нас было принципиально в спектакле отразить эпоху на основе легенды о крысолове, сюжет которой близок началу XX века. Снова и снова появляются новые «крысоловы», народ верит им и идет с ними до конца. А потом случаются войны, революции, репрессии и так далее. В Советском Союзе был свой «крысолов», в Европе появился свой «крысолов».

Спустя 13 лет переписки Цветаева и Пастернак встретились. У вас есть этот момент в спектакле?

Боярская: В самом конце есть. Я бы сказала, что это эпилог. Потому что Цветаева сама очень интересно рассказала про это событие, что «вместо встречи вышла невстреча». И на самом деле лучше бы было, если бы они не встречались, поскольку это было какое-то недоразумение, чем встреча. Она очень правильно об этом сказала: «Не люблю встреч в жизни, да и не суждено, чтоб сильный с сильным». В жизни этот роман не смог бы случиться, так как он был эфемерный, эпистолярный, он был возвышенный, действительно – неземной, в какой-то другой стратосфере.

Продолжение интервью смотрите в видеоверсии.

Елизавета Боярская сыграет Марину Цветаеву в спектакле «1926»

Елизавета Боярская и Анатолий Белый 25 января на сцене Малого зала Филармонии впервые воплотят перипетии одного из величайших платонических романов XX века.

Читать еще:  Миланский шик – салонная процедура против ломкости и сухости волос

Сюжетом мультимедийного музыкального спектакля «1926» стали отношения Марины Цветаевой и Бориса Пастернака, а также фрагменты поэмы «Крысолов». Впервые будет осуществлено драматургическое воплощение текстов этих писем. Третий герой — скрипач и контратенор Дмитрий Синьковский. Российская премьера спектакля состоится в Петербурге.

Переписка, начавшаяся с взаимных слов восхищения одного поэта — другим, очень скоро переросла в настоящую страсть. В обжигающем диалоге Цветаевой и Пастернака, в сотнях отправленных друг другу писем, чувственное неотделимо от творческого. Сами эти тексты — настоящая поэзия, вязь метафор, интеллектуальное удовольствие. Драматург и режиссёр Алла Дамскер сплела из тонкой эпистолярной канвы реальных писем драматургию спектакля «1926». Лучшие драматические артисты бережно и страстно воплощают её на подмостках.

«Я люблю поэзию 60-х годов, Серебряного века, но Цветаева для меня всегда занимала особое место, — рассказывает Елизавета Боярская, – Мне всегда нравилось её колоссальное отличие от других поэтов: её экспрессия, неистовость, её какая-то космическая одаренность – действительно, полное ощущение, что это не человек, а сверхъестественное существо — её неприкаянность, её сложнейшая судьба. Она никогда не боялась экспериментировать ни с размерами, ни с рифмами: её почерк в поэзии совершенно уникален, ни на что не похож. Плюс её масштаб личности и её эпоха. Всё это делает её для меня очень притягательной личностью, которую мне было интересно примерить на себя. Не просто читать её стихи, а — подчеркну — примерить на себя. Это было принципиально важным».

Два гения четырнадцать лет разговаривали друг с другом письмами, вся призма человеческих чувств и переживаний в этой переписке, и их невозможно передать без музыки. Звучание живого инструмента становится одним из важнейших смыслов, обнажает психологический подтекст происходящего.

В магическом пространстве спектакля 3D-проекции — видеомэппинг — сочетаются с тембром инструмента. Партия сольной скрипки отдана знаменитому скрипачу-виртуозу Дмитрию Синьковскому. Скрипка одновременно становится голосом незримо присутствующего немецкого поэта Райнера Марии Рильке. Человека близкого, созвучного, важного и для Цветаевой, и для Пастернака, они считали его сердцем поэзии, он умер в последние дни 1926 года. Их письма к нему — важная часть спектакля, углубляющая оптику этой драмы.

Подбор музыкальной партитуры — отдельная линия спектакля, подготовленная композитором Алексеем Курбатовым, включает его собственные произведения, а также — сложнейшую первую часть сонаты Бартока, шедевры Баха, Изаи, Берга, Пендерецкого, Шостаковича, Пьяццоллы и других.

Источники:

http://www.spb.kp.ru/daily/26911/3958040/
http://mir24.tv/news/16344914/elizaveta-boyarskaya-rasskazala-o-rabote-nad-spektaklem-pro-cvetaevu-i-pasternaka-eksklyuziv
http://ohtapress.ru/2018/11/23/1926/

Ссылка на основную публикацию